«Мы до сих пор не говорим 90-летней маме Виктора, что сына больше нет, она этого не переживет»

— Признается жена убитого недавно в Геронимивци инкассатора Валентина Ивановна с ужасом вспоминает тот день, когда убили ее мужа, Виктора Сиренко. Будто предчувствуя гибель, он пожаловался ей в четверг на то, что сердце словно жмет, выпил таблетку «Корвалмеду», а в пятницу утром погиб. 

Валентина Ивановна рассказывает, что он даже не увидел убийцу. Тот заскочил в отделение вслед за ним и выстрелил из обреза в спину. Как позже констатировали судмедэксперты, шар был огромного размера — 2 сантиметра в диаметре — и разрушила часть сердца и легких.

Напомним, что ограбление отделения Укрпочты в с. Геронимивци Черкасского района, во время которого были убиты инкассатор Виктора Сиренко и похищено 300 тыс. грн, произошло 14 августа. О том, как продвигаются поиски, правоохранители области пока молчат. Министр внутренних дел Юрий Луценко заявил журналистам, что уже есть отпечатки пальцев убийцы, а служебные собаки взяли след.

Между тем специальная комиссия по расследованию этого случая, созданная территориальным управлением государственного департамента промышленной безопасности охраны труда и горного надзора (Госгорпромнадзор) по Черкасской области, никак не может прийти к выводу: при исполнении служебных обязанностей погиб инкассатор или нет и имеет ли право его жена предусмотренную в таких случаях компенсацию.

— Еще нет результатов экспертизы о наличии в крови погибшего алкоголя или наркотиков, а она должна быть обязательно в этих случаях,— объясняет задержку с рас-следованием в. о. начальника организации государственного надзора и правового обеспечения территориального управления Госгорпромнадзора Леонид Бойко.

Экспертиза же не готова по банальным причинам — заведующий токсикологической службы областного бюро судмедэкспертиз находится в отпуске. А, кроме него, делать анализ никому.

— У нас не хватает людей, поэтому и возникают такие парадоксальные ситуации,— говорит главный судмедэксперт области Юрий Шилов.— Понятно и логично, что никакого алкоголя или наркотиков погибший не употреблял, и экспертиза — это просто формальность, но по закону мы обязаны ее сделать.

Семья же погибшего учится жить без него.

— Мы прожили с мужем 42 года. Поэтому привыкнуть и смириться с этой потерей очень трудно,— не может сдержать слез его жена Валентина Ивановна.— Куда ни кинься — все напоминает о нем. Поехали с сестрой и ее чело-возрасту на дачу. Решила отдать им инструменты. Стою над тем ящиком и плачу. Маме Виктора уже пошел девяносто первого год, она живет в селе Кировоградской области, очень слабая, поэтому мы ей решили не говорить о гибели сына. Побоялись, что не переживет. Она уже похоронила старшего сына, теперь Витя погиб, осталась только дочь.

Для самой Валентины Ивановны это уже вторая страшная потеря. В 2001 году умерла ее единственная дочь, осталось двое внуков. Старшего, Ваню, дедушка и бабушка вообще взяли под свою опеку. В этом году он поступил в университет.

Как отметил Юрий Шилов, трагедии бы не произошло, если бы инкассатор был хотя бы в бронежилете, как это предусмотрено техникой безопасности. Пуля бы оставила на теле лишь синяк.

Валентина Ивановна говорит, что инкассаторы на Укрпочте всегда работали без бронежилетов и прикрытия. Жаловались прежде, чем их машина сломалась посреди леса, и они вынуждены были останавливать встречные автомобили и просить у водителей мобильный, чтобы позвонить и вызвать помощь.

Последние новости регионов

Самые посещаемые новости